DCSIMG
Skip Global Navigation to Main Content
Стенограммы

Заявление Хиллари Клинтон на сенатском слушании о теракте в Бенгази

23 января 2013 года

Государственный секретарь Хиллари Родэм Клинтон выступила 23 января на Капитолийском холме по вопросу о нападении на миссию США в Бенгази в сентябре 2012 года.

Ниже следует ее вступительное заявление в Комитете по внешним сношениям Сената. Оно практически совпадает с ее вступительным заявлением, сделанным позднее в тот же день в Комитете по иностранным делам Палаты представителей.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ США
Офис пресс-секретаря
23 января 2013 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Вступительное заявление государственного секретаря США Хиллари Родэм Клинтон в Комитете по внешним сношениям Сената

23 января 2013 г.
Вашингтон, округ Колумбия

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Благодарю вас, г-н председатель, г-н старший по рангу член комитета, члены комитета, как новые, так и прежние. Весьма благодарна за предоставленную возможность, благодарю вас за терпение и за то, что позволили мне прийти и обсудить с вами эти вопросы.

Как уже сказали председатель и старший по рангу член комитета, теракты в Бенгази 11 сентября 2012 года, унесшие жизни четырех отважных американцев Криса Стивенса, Шона Смита, Тайрона Вудса, и Глена Доэрти, являются частью более общего стратегического вызова Соединенным Штатам и нашим партнерам в Северной Африке. Сегодня я хочу кратко обрисовать контекст этого вызова, поделиться тем, что мы выяснили, как мы защищаем наших людей и как мы можем в дальнейшем работать вместе, чтобы не только чтить память наших погибших коллег, но и продолжать отстаивать интересы и ценности Америки.

Любое объективное рассмотрение этого вопроса должно начинаться с такого отрезвляющего факта: начиная с 1988 года, было созвано 19 комиссий по расследованию нападений на американских дипломатов и дипломатические объекты. Трагедия в Бенгази добавилась к длинному списку трагедий – трагедий для нашего департамента, других учреждений и всей Америки: захват заложников в Тегеране в 1979 году, взрывы нашего посольства и казарм морской пехоты в Бейруте в 1983 году, нападение на комплекс «Хобар Тауэрс» в Саудовской Аравии в 1996 году, на наши посольства в Восточной Африке в 1998 году, убийство сотрудников консульства в Джидде в 2004 году, нападение в Хосте в 2009 году и многие, многие другие. Начиная с 1977 года, от рук террористов погибло 65 сотрудников американских дипломатических миссий.

Конечно, список отраженных нападений, предотвращенных кризисов и спасенных жизней гораздо длиннее. Нам нельзя забывать, что наши специалисты по безопасности, несмотря на все трудности, справляются со своей работой в 99% случаев по всему миру. Именно поэтому я, как и мои предшественники, в буквальном смысле доверяю им свою жизнь.

Давайте также помнить, что администрации от обеих партий в сотрудничестве с Конгрессом прилагали согласованные и искренние усилия, расследуя случаи нападений и гибели людей, выполняя рекомендации комиссий, изыскивая необходимые ресурсы и укрепляя защиту наших людей от угроз, которые постоянно нарастают. Это самое меньшее, что мы можем сделать для мужчин и женщин, которые служат своей стране. Это то, что мы делаем и сейчас с вашей помощью. У меня как у госсекретаря нет более высокого приоритета и большей ответственности.

Как я уже много раз говорила, я беру на себя ответственность и как никто больше полна решимости довести дело до конца. Я хочу оставить Государственный департамент и мою страну лучше защищенными и более мощными.

Взять на себя ответственность – это значило быстро предпринять необходимые действия в первые часы и дни непосредственного кризиса в обстановке неопределенности, и в то же время надежнее защитить наших людей и миссии в наиболее опасных точках региона и во всем мире. Это значило начать независимое расследование, чтобы выяснить, что именно произошло в Бенгази, и рекомендовать шаги по улучшению ситуации. Это значило также активизировать усилия по борьбе с терроризмом и искать новые эффективные способы поддержки зарождающихся демократий в Северной Африке и за ее пределами.

Позвольте мне рассказать о тех уроках, которые мы извлекли, о шагах, которые мы предприняли, и о работе, которую мы продолжаем выполнять.

Сначала позвольте начать с той ночи 11 сентября и первых нелегких дней. Я распорядилась об ответных мерах со стороны Госдепартамента, поддерживая тесный контакт с сотрудниками нашего правительства и правительства Ливии. Так что я лично наблюдала за тем, что посол Пикеринг и бывший председатель Майк Маллен охарактеризовали как оперативную и исключительную координацию: никаких задержек в принятии решений, никаких отказов в просьбах о поддержке из Вашингтона или от наших военных. И я хочу присоединиться к высказанной комиссией высокой оценке, отметив доблесть и мужество наших людей на местах, особенно специалистов по безопасности в Бенгази и Триполи. Комиссия заявила, что своевременное реагирование спасло множество жизней американских граждан, и это, несомненно, так.

На следующее же утро я сообщила американскому народу, что вооруженные боевики напали на нашу миссию и что я обещаю предать их правосудию. И я стояла рядом с президентом Обамой в Розовом саду, когда он говорил об этом террористическом акте.

Важно также напомнить, что в тот же период происходили нападения на наши посольства в Каире, Сане, Тунисе, Хартуме, а также массовые акции протеста перед многими другими посольствами, где работают тысячи наших дипломатов. Поэтому я немедленно приказала провести обзор наших сил и средств обеспечения безопасности по всему миру, обращая особое внимание на наиболее опасные регионы. Я попросила Министерство обороны направить своих представителей в состав Межведомственных групп по оценке безопасности и добавить сотни морских пехотинцев к охране представительств. Я ввела должность первого заместителя помощника государственного секретаря по миссиям в наиболее опасных точках, чтобы им уделялось особое внимание. Мы также обратились к Конгрессу с просьбой помочь в вопросах физической уязвимости объектов, включая пожароопасность, и нанять дополнительный персонал службы безопасности посольств.

Во-вторых, принимая все эти меры, я немедленно назначила комиссию по расследованию нападения во главе с послом Пикерингом и адмиралом Малленом, чтобы по результатам объективной, независимой экспертизы лучше понять, что пошло не так и как это исправить.

Я приняла все их рекомендации до единой. Я попросила первого заместителя Госсекретаря по вопросам управления и ресурсов возглавить рабочую группу, проследив, чтобы все 29 рекомендаций были выполнены быстро и полностью, а также предприняв дополнительные шаги, выходящие за пределы рекомендаций.

В своем письме к вам в прошлом месяце я также пообещала, что рекомендации начнут выполняться, и это произошло. Рабочая группа начала с выработки на основе рекомендаций 64 конкретных поручений для различных бюро и офисов с четким указанием сроков. Из них 85% будут завершены к концу марта; часть из них уже завершена. И мы воспользуемся этой возможностью, чтобы изучить проблему в полном объеме и по-новому подойти к решениям о том, как, когда и где наши люди работают в особо опасных регионах, и о том, как мы должны реагировать на угрозы и кризисные ситуации.

Мы вводим практику проведения ежегодного обзора миссий, работающих в наиболее опасных регионах, под председательством госсекретаря, и постояного проведения таких обзоров заместителями госсекретаря, чтобы обеспечить внимание к ключевым вопросам безопасности на самом высоком уровне. Мы введем протоколы регулярного обмена информацией с Конгрессом. Все эти меры направлены на укрепление безопасности наших дипломатов и экспертов по развитию и на предотвращение повторения событий, подобных инциденту в Бенгази, в будущем.

Есть некоторый прогресс и на третьем фронте – в реагировании на более общий стратегический вызов в Северной Африке и в более широком регионе, поскольку события в Бенгази произошли не на пустом месте. Арабские революции внесли сумятицу в динамику сил и нарушили работу служб безопасности во всем регионе. Нестабильность в Мали привела к возникновению расширяющейся безопасной гавани для террористов, стремящихся распространить свое влияние и готовящих новые нападения, подобные тем, что мы наблюдали на прошлой неделе в Алжире.

Позвольте мне также выразить глубочайшие соболезнования семьям американцев и граждан других стран, убитых и раненных при последнем захвате заложников. Мы тесно сотрудничаем с правительством Алжира. Мы готовы к оказанию помощи. Мы пытаемся лучше разобраться в происшедшем, чтобы совместно с алжирской стороной и другими выработать пути предотвращения подобных террористических нападений в будущем.

Разумеется, проблема терроризма и нестабильности в Северной Африке не нова. Она всегда была одним из высших приоритетов для всего Совета национальной безопасности при президенте. Однако характер угрозы стал быстро меняться, и нам пришлось вырабатывать новые пути усиления давления на организацию «Аль-Каида в исламском Магрибе» (АКИМ) и другие террористические группы региона.

В первые же дни и часы я провела переговоры с государственными лидерами – президентом Ливии, министрами иностранных дел Туниса и Марокко – и приняла участие в ряде совещаний на Генеральной Ассамблее ООН, в том числе в специальном совещании по Мали и Сахелю. В октябре я летала в Алжир, чтобы обсудить меры по борьбе с АКИМ. В ноябре я направила в столицу Алжира своего первого заместителя Билла Бернса для координации дальнейшей работы. А уже в декабре он от моего лица стал сопредседателем Глобального форума по борьбе с терроризмом – организации, которую мы основали в рамках противодействия указанным угрозам и которая провела совещание в Абу-Даби, а в Тунисе состоялось совещание лидеров о построении новых демократий и реформах служб безопасности.

Мы сосредоточили усилия на мерах по борьбе с террористическим синдикатом «Аль-Каида», в числе которых уничтожение убежищ террористов, перекрытие финансирования, противодействие экстремистской идеологии, препятствование притоку новобранцев. Мы продолжаем преследовать террористов, ответственных за нападение в Бенгази, и полны решимости привлечь их к ответу. Мы используем свой дипломатический и экономический инструментарий в деле поддержки новых демократий, укрепления их служб безопасности и помощи в отходе от экстремизма.

Нельзя не отметить, насколько важной является роль Соединенных Штатов как лидера на Ближнем Востоке, в Северной Африке и во всем мире. За четыре года мы многого достигли, и сейчас не время отступать. Там, где Америка не присутствует, особенно в нестабильных регионах, наступают последствия. Экстремизм пускает корни, страдают наши интересы, наша внутренняя безопасность.

Именно поэтому я и направила Криса Стивенса в Бенгази. Никто не владел ситуацией лучше, чем Крис, как во время революции, так и в переходный период. Беспомощность ливийского правительства, мародеры из ополчения, группы террористов, бомба, взорвавшаяся на парковке возле его гостиницы, не испугали его. Он понимал, что в такое время Америке остро нужен представитель в этой стране.

Американцы и американки, несущие службу за рубежом, понимают, что мы идем на определенный риск для защиты нашей любимой страны. И они демонстрируют лучшие традиции нашей бесстрашной и великодушной нации. Они не могут делать свою работу, сидя в бункере. И наша задача – обеспечить их нужными ресурсами и сделать все возможное для снижения риска.

Для меня это не просто политика. Это личная трагедия. Я стояла рядом с президентом Обамой, когда на базе Эндрюс морские пехотинцы выносили из транспортного самолета накрытые флагами гробы. Я обнимала матерей и отцов, сестер и братьев, сыновей и дочерей, вдов, которым придется растить детей в одиночку.

Мне выпала в жизни высокая честь руководить сотрудниками Государственного департамента и Агентством по международному развитию США. Это примерно 70 000 человек в Вашингтоне, более 270 миссий по всему миру. Изо дня в день они встают и идут на работу, которая часто трудна и опасна, потому что они, как и мы, верят, что Соединенные Штаты – великая сила на страже мира и прогресса, не имеющая аналогов в мировой истории.

И когда мы переживаем подобные трагедии за рубежом, число американцев, желающих поступить на дипломатическую службу, растет. Это исчерпывающий ответ на вопрос о патриотизме американцев. Они хотят знать, что они могут сделать для своей страны, и это делает Америку сильнее.

Поэтому сегодня, после четырех лет на этом посту, преодолев почти миллион миль и посетив 112 стран, я еще больше верю в свою страну и ее будущее. Каждый раз, когда бело-голубой самолет с надписью United States of America на борту приземляется в какой-нибудь далекой столице, я вновь ощущаю, какая это высокая честь – представлять самую необходимую в мире страну. Уверена, что с вашей помощью мы продолжим укреплять мощь, безопасность и исключительный статус Соединенных Штатов.

Поэтому я хочу поблагодарить ваш комитет за партнерство и за поддержку, оказываемую дипломатам и экспертам по развитию. Вы знаете, насколько важна их повседневная работа. Вы знаете, что речь идет об американских ценностях и защите ключевых интересов безопасности. И я высоко ценю слова старшего по рангу члена комитета Коркера о том, насколько важно, чтобы этот комитет и Государственный департамент, в том числе новый госсекретарь и бывший председатель, объединили усилия, конкретно выяснив, какие ресурсы, помощь и перемены необходимы для противостояния новым, все более сложным угрозам.

Мне известно, что вы разделяете мое чувство ответственности и обеспокоенности. Возможно, нам не удастся достичь согласия по всем вопросам, но давайте сосредоточимся на главном – защите наших людей и нашей любимой страны. Благодарю за личную поддержку, оказанную мне за эти четыре года.

Теперь я с удовольствием отвечу на ваши вопросы.