DCSIMG
Skip Global Navigation to Main Content
Стенограммы

Краткий обзор Международного доклада Государственного депаратмента о состоянии религиозных свобод за 2011 год

30 июля 2012 года

Ниже приводится краткий обзор Международного доклада Государственного департамента о состоянии религиозных свобод за 2011 год. С полным текстом доклада можно ознакомиться на сайте www.humanrights.gov или непосредственно на веб-сайте Государственного департамента http://www.state.gov/j/drl/rls/irf/2011/index.htm в формате, позволяющем читателям производить поиск в тексте и сопоставлять доклады по разным регионам и темам.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ США
БЮРО ПО ДЕМОКРАТИИ, ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА И ТРУДУ
Международный доклад Государственного депаратмента о состоянии религиозных свобод за 2011 год
30 июля 2012 года

Краткий обзор

Статья 18 Всеобщей декларации прав человекаand freedom either alone or in community with others and in public or private, to manifest his religion or belief in teaching, practice, worship and observance.

Article 18, Universal Declaration of Human Rights

Думать, верить или сомневаться, говорить о том, что волнует, или молиться, объединяться или оставаться в стороне, – все это движения ума и сердца, которые невозможно ограничить. Свобода вероисповедания, как и все виды свободы мысли и самовыражения, является неотъемлемым правом любого человека. Вера помогает человеку определить свое место в мире и служит основой для всего, что он привносит в общество себе подобных. Тем не менее, международный доклад о состоянии религиозных свобод за 2011 год свидетельствует о том, что правительства очень многих стран нарушают или ограничивают это право своих граждан. Люди просыпаются, работают, страдают, отмечают радостные события, растят детей и скорбят о потерях, не имея возможности следовать велениям своей религии или совести. Между тем правительства стран, подписавших Всеобщую декларацию прав человека, взяли на себя обязательство уважать свободу вероисповедания. Как отметил президент Барак Обама, они обязаны «свидетельствовать и четко заявлять» обо всех случаях нарушений в этой сфере.

Именно этим мы и занимаемся, публикуя данные доклады. Мы выступаем против авторитарных властей, которые препятствовали свободе самовыражения людей, включая свободу вероисповедания. Правительства нарушали религиозную свободу различными способами, включая законы о регистрации, которые ставят в привилегированное положение религиозные группы, находящиеся под покровительством государства, законы о богохульстве и отношение к религиозным группам как к угрозам для безопасности страны. Особое внимание в данном докладе уделено основным тенденциям, таким как влияние политических и демографических изменений на положение религиозных меньшинств, права которых в 2011 году нарушались чаще всего, воздействие конфликтов на религиозные свободы и рост проявлений антисемитизма. Жертвами дискриминации становились такие религиозные группы, как приверженцы бахаизма и суфизма в Иране, христиане в Египте, ахмадиты в Индонезии и Пакистане, мусульмане в ряде стран, в том числе европейских, тибетские буддисты, христиане и мусульмане-уйгуры в Китае, и иудеи во многих частях планеты.

Религиозные меньшинства в контексте политических и демографических изменений

В 2011 году мировое сообщество стало свидетелем того, как жители стран Северной Африки и Ближнего Востока поднялись на защиту своего достоинства, своего будущего, гражданских и политических свобод. В странах с переходными политическими процессами, таких как Тунис, Ливия и Египет, граждане сделали первые шаги на пути к демократии, и путь этот, судя по всему, будет весьма непростым. В период политической нестабильности ситуация с религиозными меньшинствами в этих государствах стала особенно острой. Некоторые общественные группы, длительное время подвергавшиеся угнетению, ныне требуют большей свободы и уважения своих прав, в то время как остальная часть общества опасается перемен. Подобные противоречивые стремления способны усугубить существующую напряженность.

Временное правительство Египта начало предпринимать меры на пути к достижению большей толерантности, включая принятие антидискриминационного закона, аресты и судебное преследование предполагаемых разжигателей межрелигиозной вражды, и разрешение на возобновление деятельности десятков ранее закрытых церквей. Тем не менее, уровень напряженности и насилия на религиозной почве за прошедший год увеличился, так же как и общий уровень насилия и преступности в целом. Данный доклад указывает как на неспособность египетских властей сдержать рост насилия против христиан-коптов, так и на их участие в жестоких расправах с участниками конфликта. Например, 9 октября 2011 года египетские службы охраны правопорядка атаковали демонстрантов, расположившихся перед зданием телерадиоцентра в квартале Масперо в Каире. В ходе инцидента было убито 25 и ранено 350 человек, в основном коптских христиан. Вплоть до настоящего времени правительственные чиновники не привлечены к ответственности за эти действия. При этом в начале 2012 года был отмечен рост эмиграции представителей коптской общины из Египта.

После свержения Муаммара Каддафи в октябре 2011 года новое правительство Ливии решило не настаивать на соблюдении некоторых старых законов, ограничивавших религиозную свободу, отказалось от активного вмешательства во все сферы религиозной жизни и закрепило право на свободу религиозных отправлений в переходном варианте конституции, что поставило вне закона дискриминацию представителей любых религий и религиозных течений. В начале 2012 года Верховный суд Ливии объявил неконституционным уголовное преследование за непочтительное отношение к исламу, государству и религиозным символам. В те же время принятые в период правления Каддафи законы, предусматривающие наказание за некоторые виды оскорбления в адрес ислама, не были отменены, хотя и случаев их применения также не отмечалось.

Общественные потрясения в 2011 году не ограничились государствами Ближнего Востока и Северной Африки. Власти Бирмы – одной из стран, вызывающих наибольшую озабоченность, – предприняли шаги по преодолению многолетней практики активных притеснений по религиозному признаку. Правительство этой страны ослабило ограничения на строительство церквей и в целом позволило членам религиозных групп, имеющих государственную регистрацию, отправлять собственные религиозные обряды. Однако оно продолжало препятствовать определенным видам религиозной активности и нередко ограничивало свободу вероисповедания. Кроме того, собрания и деятельность всех организаций, включая религиозные, по-прежнему находились под государственным контролем, а от религиозных групп требовалось, чтобы они получали у властей разрешение на проведение крупных публичных мероприятий. Некоторые буддистские монахи, арестованные в 2007 году, были освобождены и после этого не подвергались дискриминации, однако других отпустили на свободу при условии соблюдения определенных ограничений или вовсе оставили за решеткой на длительные сроки. Власти Бирмы также отказались признавать представителей мусульманского этнического меньшинства рохингья гражданами этой страны и наложили ограничения на их перемещение и вступление в брак.

Европейские страны становятся все многообразнее в национальном, расовом и религиозном отношении. Иногда демографические изменения в Европе сопровождаются ростом ксенофобии, антисемитизма, антиисламских настроений и нетерпимости к людям, которых в обществе считают «чужими». В докладе отмечается рост числа европейских стран, таких как Бельгия и Франция, где законодательно ограничивается ношение определенных видов одежды, что ухудшило положение мусульман и представителей некоторых других социальных групп. Еще один тревожный факт – принятие венгерским парламентом закона, в соответствии с которым на регистрацию религиозной организации необходимо получить одобрение парламента. После вступления данного закона в силу 1 января 2012 года количество зарегистрированных религиозных групп в стране снизилось с 300 до менее чем 32.

Воздействие конфликтов на религиозные свободы

В 2011 году правительства таких стран, как Бахрейн, Россия, Ирак и Нигерия, население которых чрезвычайно разнообразно в этническом и социокультурном отношении, для борьбы с конфликтами и «экстремистски настроенными группировками» предприняли меры, ограничивающие свободу вероисповедания и способствующие росту нетерпимости в обществе. Власти этих стран нередко не делали различия между мирной религиозной активностью и преступной или террористической деятельностью.

В Бахрейне привилегированным статусом пользовалось суннитское меньшинство. В период действия чрезвычайного положения с 15 марта по 1 июня правительство проводило аресты и задержания участников демонстраций протеста – в абсолютном большинстве членов шиитского сообщества. В адрес Бахрейнской независимой комиссии по расследованиям поступили заявления о разрушении 53 религиозных зданий, главным образом в ходе продолжающихся беспорядков. Комиссия рекомендовала правительству страны восстановить некоторые из разрушенных строений.

В России воинствующий экстремизм на Северном Кавказе породил негативное отношение к этническим группам, традиционно исповедующим ислам, во многих других регионах. Правительство по-прежнему применяет закон «О противодействии экстремистской деятельности», оправдывающий проведение рейдов в религиозных организациях, задержание и судебное преследование их членов, и ограничивает свободу вероисповедания религиозных меньшинств – преимущественно мусульман, являющихся последователями турецкого богослова Саида Нурси, Свидетелей Иеговы, представителей религиозного движения Фалуньгун и саентологии. Кроме того, несколько малотиражных радикально-националистических газет опубликовали статьи антисемитского, антиисламского и ксенофобского содержания, которые можно было без труда найти в разных частях страны. Российские власти объявили террористическими организациями 19 мусульманских групп и запретили их деятельность. Подобные запреты дали властям более широкие возможности для произвольного задержания отдельных последователей ислама по обвинению в причастности к этим группам.

В Ираке насильственные действия экстремистских группировок и религиозные конфликты между суннитами и шиитами в ряде регионов страны негативно сказались на возможности всех граждан следовать традициям своей религии. Такие факторы, как дискриминация при приеме на работу по религиозному признаку, коррупция, адресные террористические атаки и неравенство разных представителей общества перед законом, в совокупности способствовали эмиграции из страны значительной части немусульманского населения, включая христиан, езидов и сабиев-мандеев. Примечательно, что в ответ на это власти страны стали жестче следить за соблюдением религиозных свобод, повысив меры безопасности в местах богослужений и сформировав следственные комиссии, занимающиеся расследованием актов насилия.

В Нигерии жертвами терактов, организованных членами экстремистской секты Боко Харам, становились и христиане, и мусульмане. Правительство страны не смогло эффективно подавить рост враждебных настроений и не предприняло усилий для расследования инцидентов и преследования виновных в насильственных действиях. Также поступали сведения о том, что власти отдельных государств и местные политические деятели нарушали свободу вероисповедания, безнаказанно разжигая насилие на социальной и религиозной почве.

Расширенное толкование и нарушение законов о богохульстве

В 2011 году власти ряда стран активно использовали законы о богохульстве, вероотступничестве и распространении порочащих религию сведений для ограничения свободы вероисповедания и самовыражения и ущемления прав религиозных меньшинств. В Пакистане продолжались убийства тех, кто обвинялся в богохульстве или публично критиковал законы о богохульстве и призывал к их пересмотру, включая губернатора провинции Пенджаб Салмана Тасира и министра по делам меньшинств Шахбаза Бхатти – единственных христиан в кабинете министров. Христианка Азия Биби осталась в тюрьме, ожидая рассмотрения апелляции на вынесенный ей в 2010 году смертный приговор – первый случай вынесения смертного приговора за богохульство в отношении женщины. В связи с этим приговором в стране началась дискуссия относительно законов о богохульстве, в ходе которой экстремисты настаивали на казни женщины, а сторонники более умеренных взглядов призывали ее помиловать или пересмотреть решение о ее виновности.

В Саудовской Аравии порицание ваххабитского направления суннитской версии ислама карается смертной казнью, однако более распространенным наказанием за это является длительный срок тюремного заключения. В середине ноября 2011 года Мансор Альмарибе, мусульманин-шиит и гражданин Австралии иракского происхождения, был арестован и признан в этой стране виновным в богохульстве и «оскорблении спутников Пророка». Его приговорили к 500 ударам плетью и лишению свободы сроком на 1 год. Впоследствии этот приговор был смягчен до 75 ударов плетью без тюремного заключения. После приведения наказания в исполнение Альмарибе было позволено вернуться в Австралию.

Задержания и тюремные заключения по обвинению в богохульстве практиковались и в Индонезии. К примеру, жертвой соответствующих законов стал христианин Антониус Ричмонд Бавенган, которого 8 февраля приговорили к пяти годам лишения свободы за распространение книг, которые были признаны «оскорбляющими чувства мусульман». Продолжались дискриминация и насилие в отношении ахмадитов. Представители этого направления, нарушающие введенный правительством запрет на проповедь религиозного учения с целью привлечения новых последователей, могут быть отправлены в тюрьму за богохульство. Власти более чем 26 регионов страны ввели дополнительные законодательные ограничения в отношении этой группы. При этом правительство страны не сумело предотвратить убийство трех и избиение пяти ахмадитов в населенном пункте Сайкьюсик, провинция Бантен, толпой из 1500 человек. На выложенном в Интернете видеоролике, запечатлевшем это нападение, видно, как толпа забивает жертв до смерти, а полицейские наблюдают за происходящим со стороны, не вмешиваясь.

Рост проявлений антисемитизма

Настоящий доклад также свидетельствует о росте антисемитских настроений во всем мире. Это выражается в заявлениях, отрицающих холокост, в одобрении преступлений против евреев и в этическом релятивизме. Кроме того, наблюдается единодушное противостояние определенным элементам политики Израиля в форме откровенного антисемитизма; расширяются националистические движения, направленные против «чужих». Набирают силу и традиционные формы антисемитизма, такие как теории заговора, акты надругательства и оскорбления, кровавые наветы и карикатуры, демонизирующие евреев. В Венесуэле официальные средства массовой информации делали многочисленные заявления антисемитского характера. Средства массовой информации Египта широко распространяли антиизраильские настроения, что в ряде случаев проявлялось в антисемитской риторике и отрицании либо одобрении холокоста. В интернет-пространстве Ирана с согласия властей действовали сайты, пропагандирующие отрицание холокоста. Во Франции были отмечены случаи осквернения иудейских синагог и кладбищ. В Венгрии наблюдался рост популярности политической партии «Йоббик» («За лучшую Венгрию»), не скрывающей своей антисемитской направленности. На Украине пострадал ряд объектов собственности, принадлежащих иудеям, включая синагогу и несколько памятников, посвященных холокосту. Проведение футбольных матчей на Украине и в Нидерландах было омрачено антисемитскими лозунгами.

Страны, систематически нарушающие свободу вероисповедания

В ряде стран нарушение религиозных свобод по-прежнему носит постоянный и систематический характер. По данным настоящего доклада, в их число снова вошли Китай, Северная Корея, Иран, Саудовская Аравия, Эритрея и другие государства, возглавляемые авторитарными правительствами. Власти Ирана по-прежнему держат в заключении христианского пастора Юсефа Надархани. Ему грозит смертная казнь только за то, что он придерживается своей веры. Кроме него, узниками, страдающими за веру, в этой стране остаются семь лидеров бахаитской общины: Фариба Камалабади, Джамалоддин Ханджани, Афиф Неими, Бехруз Тавакколи, Саид Резайе, Вахид Тизфам и Махваш Сабет. А в Северной Корее свобода вероисповедания просто не существует, как и другие виды свобод.

Краткий обзор по отдельным странам

В настоящем разделе излагаются общие условия жизни в тех странах, где отмечены значительные нарушения, улучшения или положительные тенденции в отношении свободы вероисповедания. Дополнительную информацию можно найти в отчетах по странам. Государства, которые секретарь Клинтон в августе 2011 года объявила странами, вызывающими особую озабоченность, отмечены звездочкой.

Афганистан. Конституция страны гласит: «Последователи других религий могут свободно исповедовать свою веру и совершать религиозные обряды в рамках положений закона». Однако она также заявляет, что ислам является «государственной религией» и что «ни один закон не может противоречить убеждениям и положениям священной религии Ислама». Неудачная попытка правительства защитить группы и отдельных представителей религиозных меньшинств привела к ограничению свободы вероисповедания. Например, несмотря на то, что конституция явно защищает свободное исповедание веры для не-мусульман, в ситуациях, не прописанных в конституции и уголовном кодексе, включая вероотступничество и богохульство, суды в своих решениях опираются на интерпретации законов шариата, которые порой противоречат международной политике страны, реализуемой в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека и Международным пактом о гражданских и политических правах.

Китай*. В 2011 году наблюдалось явное ухудшение в отношении государства к свободе вероисповедания; защита данного права в Китае значительно ослабла. В Тибетском автономном районе и других областях Тибета выросло число ограничений на проведение религиозных обрядов, особенно в буддистских монастырях. Вмешательство властей в практику этих религиозных традиций усилило недовольство верующих и стало причиной как минимум 12 актов самосожжения тибетцев в 2011 году. Репрессии ужесточились во время подготовки и проведения праздничных мероприятий по случаю политически и религиозно значимых юбилейных дат. Это такие события, как 3-я годовщина со дня начала протестных восстаний в тибетских районах 10 марта 2008 года, празднование «Дня освобождения тибетцев от крепостного рабства» 28 марта, 90 лет со дня основания Китайской коммунистической партии 1 июля, день рождения Далай-ламы 6 июля и торжество по случаю 60 лет со дня «мирного освобождения» Тибета 19 июля.

Власти Китая позволяют регистрироваться в правительстве и законно проводить богослужения только группам, принадлежащим к одному из пяти санкционированных государством «патриотических религиозных объединений» (буддистам, даосистам, мусульманам, католикам и протестантам). Другим религиозным группам, например, протестантам, не связанным с официальным патриотическим религиозным объединением, или католикам, открыто заявляющим о своей верности Ватикану, не разрешается регистрироваться как юридическое лицо. Запрещено открыто обращать в свою веру либо проводить собрания верующих в незарегистрированных местах для богослужений. Некоторые религиозные и духовные группы объявлены вне закона. Тибетские буддисты в Китае не могут свободно чтить Далай-Ламу и сталкиваются с жестким вмешательством властей в проведение религиозных обрядов. Правительство продолжает серьезно притеснять мусульман, проживающих в Синьцзян-Уйгурском автономном районе и других областях Китая. По-прежнему применяются суровые меры в отношении христианских домашних церквей, таких как церковь Шуванг в Пекине. Членам Китайской коммунистической партии полагается быть атеистами, и их участие в религиозных действиях крайне не одобряется.

Куба. Отношение правительства к свободе вероисповедания улучшилось, хотя в некоторых местах еще остаются значительные ограничения, а коммунистическая партия Кубы силами своего Отдела по делам религий продолжает контролировать многие аспекты религиозной жизни. Большинство религиозных групп сообщили о расширении возможностей для привлечения новых прихожан, проведения религиозных мероприятий, организации благотворительных и общественных инициатив. В то же время стало меньше ограничений на проявления религиозности, ввоз религиозных принадлежностей и паломнические поездки. Однако власти пытались подавить деятельность мирных активистов по борьбе за права человека, препятствуя некоторым из них посещать религиозные службы. Например, членам группы «Женщины в белом» (Damas de Blanco) регулярно мешали посещать церковь; особенно ярко подобная практика проявилась в восточных провинциях Ольгин и Сантьяго-де-Куба. Адиснидии Крус, матери политзаключенных Маркоса и Антонио Лима Крус, не давали выйти из дома в провинции Ольгин для посещения воскресных месс. В других случаях власти задерживали активистов по борьбе за права человека сразу после религиозных служб. Например, 8 сентября члены группы Damas de Blanco были арестованы после посещения праздничной мессы в Сантьяго в честь святого покровителя Кубы.

Эритрея*. Ситуация ухудшилась, поскольку правительство продолжает преследовать и содержать под стражей членов зарегистрированных и незарегистрированных религиозных групп. По имеющимся сообщениям, некоторые из них умерли в заточении в результате пыток и отсутствия медицинской помощи. Правительство строго следит за деятельностью четырех зарегистрированных религиозных групп. Многие места для богослужений были закрыты из-за угроз властей и массового призыва на военную службу представителей духовенства и прихожан. Согласно многим подсчетам, к концу года численность заключенных по религиозным мотивам по-прежнему составляла 2000–3000 человек. Однако эти подсчеты не учли еще около 3000 представителей духовенства, в принудительном порядке призванных на военную службу, а также членов католической церкви, участвовавших в акциях протеста, – сообщается, что их всех впоследствии освободили. Также осталось неизвестным, сколько человек из числа около 100 верующих, взятых под стражу в течение года, было отпущено с условием отречения от веры или уплаты штрафа.

Иран*. Ситуация со свободой вероисповедания в Иране, и прежде вопиющая, еще больше ухудшилась. Тюремные заключения по приказу властей, преследования, угрозы и дискриминация по религиозному признаку продолжались в течение всего года. Христианский пастор Юзеф Надархани остается за решеткой в ожидании возможной казни за исповедание своей веры. Сроки тюремного заключения семи бахаитских лидеров вновь продлены до 20 лет, хотя в 2010 году их сократили до 10 лет. Правительство арестовало их в 2009 году за «шпионскую деятельность в пользу Израиля, оскорбление религиозных святынь и пропаганду против Исламской Республики». Правительство создало угрожающую атмосферу практически для всех религиозных групп нешиитской направленности, особенно для бахаитов, а также для мусульман-суфистов и суннитов, евангелистов, иудеев и последователей зороастризма. Шииты, несогласные с официальными религиозными взглядами властей, также подвергаются преследованиям и угрозам.

Северная Корея*. В Северной Корее свобода вероисповедания отсутствует. Правительство продолжает подавлять незарегистрированные религиозные группы и жестоко обращается с участниками религиозных действий, которые, по его мнению, неприемлемы. Сообщения беженцев, эмигрантов, миссионеров и неправительственных организаций указывают на то, что людей, обращающих жителей этой страны в свою веру и вступающих в контакт с иностранцами или миссионерами, арестовывали и подвергали суровым наказаниям. Беженцы и эмигранты утверждают, что они были свидетелями или слышали об арестах и возможных казнях членов подпольной христианской церкви в прежние годы. Поскольку страна остается закрытой и из-за рубежа невозможно получить актуальную информацию, трудно подсчитать точное число таких случаев.

Пакистан. Положение ухудшилось, поскольку некоторые правительственные меры ограничили свободу вероисповедания, особенно для представителей религиозных меньшинств. Свобода слова, согласно конституции, «подлежит разумным ограничениям, наложенным законом в интересах славы Ислама». Жестокое обращение с инакомыслящими продолжается под прикрытием закона о богохульстве и других дискриминирующих законов, в частности направленных против ахмадитов. Правительство не предприняло соответствующих мер, чтобы воспрепятствовать подобным инцидентам или пересмотреть законы, которые помогли бы предотвратить такие случаи. Поскольку акты насилия в отношении верующих расследовались редко, уголовные дела против инициаторов экстремистских атак на религиозные меньшинства возбуждались в единичных случаях, а члены мусульманского большинства пропагандировали терпимость к этой проблеме, число атак возросло, и в стране царит атмосфера безнаказанности. Имеются сообщения о случаях, когда представители правопорядка жестоко обращались с представителями религиозных меньшинств, находившимися под стражей. Правительство сделало определенные шаги на пути к свободе вероисповедания и религиозной терпимости. Так, было создано Министерство национальной гармонии вместо упраздненного ранее Министерства по делам меньшинств. После убийства министра по делам меньшинств Шахбаза Бхатти президент назначил его брата Пола Бхатти специальным советником в данной сфере.

Россия. В целом правительство относится к свободе вероисповедания с уважением, но некоторые религиозные меньшинства продолжают испытывать трудности. Наиболее значительные ограничения свободы вероисповедания в течение года включали в себя обвинение религиозных меньшинств в экстремизме и некоторые более широкие ограничения свободы самовыражения и собраний. Кроме того, отдельным религиозным организациям отказывали в регистрации, пресекали их доступ к местам богослужений, не предоставляли визы иностранным религиозным деятелям и содержали членов некоторых организаций под стражей. Хотя в России нет государственной религии, Русская Православная Церковь и некоторые другие «традиционные» конфессии пользуются привилегированным положением.

Саудовская Аравия* не признает свободу вероисповедания и запрещает открыто исповедовать любую религию кроме ислама. Мусульмане, не разделяющие государственной интерпретации ислама, становятся объектом политической, экономической, юридической, социальной и религиозной дискриминации. Некоторые не-мусульмане подверглись преследованиям, арестам и смертной казни. Правительство внесло поправки в некоторые школьные учебники, но учебники по арабскому языку и религии по-прежнему содержат откровенно нетерпимые высказывания против иудеев и христиан, а также нетолерантные намеки в виде аллюзий против мусульман-шиитов и суфистов, а также других религиозных групп.

Судан*. Временная конституция и другие законы и политические меры предусматривают относительную свободу вероисповедания; однако вероотступничество, переход из ислама в другую веру, богохульство и некоторые межрелигиозные браки запрещены. Кроме того, по утверждениям наблюдателей, среди общего числа мусульман вырос процент салафитов, и это стало новым источником конфликтов с христианами и мусульманами несалафитского толка.

Сирия. По мере усугубления чрезмерных нападок властей на собственный народ мирное население, принадлежащее к суннитскому большинству, подверглись жестокому насилию. В период протестных настроений, которые были спровоцированы насилием со стороны властей, представители режима направили свои усилия на разрушение церквей и мечетей по всей территории страны. Правительство связало акции протеста с религиозным контекстом, утверждая, что протестующие принадлежат к «экстремистским исламским группировкам». Временами среди протестующих бытовало мнение о том, что жестокость режима и убийство свыше 5000 граждан якобы связаны с вооруженными нападениями алавитов на мусульман-суннитов. Это привело к росту напряженности между общинами алавитов и суннитов, повлекло за собой насилия и убийства. Некоторые христиане, друзы и члены оппозиции также пострадали от режима. По мере роста насилия уязвимость членов религиозных меньшинств увеличилась.

Туркменистан. Правительство по-прежнему пренебрегает свободой вероисповедания, несмотря на соответствующие положения конституции, а также некоторых законов и подзаконных актов. Продолжается государственная дискриминация некоторых зарегистрированных и незарегистрированных групп. Представители власти часто не в состоянии отличить мирные проявления религиозности от преступных или террористических действий. Некоторые религиозные группы еще не смогли зарегистрировать свою деятельность. Правительство наложило ограничения даже на зарегистрированные организации: они не имеют права свободно получать места для богослужений, а также печатать, распространять или ввозить религиозные материалы. Хотя количество сообщений о внезапных обысках и необоснованных арестах Свидетелей Иеговы уменьшилось, правительство продолжает арестовывать, обвинять и заключать в тюрьму представителей данной организации, которые отказываются от военной службы по религиозным соображениям.

Узбекистан* требует, чтобы религиозные группы проходили обязательную регистрацию, и запрещает некоторые виды деятельности, такие как обращение в веру, а также публикация, ввоз и распространение религиозных материалов без лицензии. Многие группы религиозных меньшинств столкнулись с трудностями при выполнении строгих требований правительства по процедуре регистрации. В некоторых случаях им пришлось платить крупные штрафы и даже отбывать тюремные сроки за нарушение государственных законов о религии. Власти ввели ограничения на те виды религиозной деятельности, которые, по их мнению, создают угрозу для национальной безопасности. В целом практикуется грубое обращение с мусульманами, которые исповедуют или обсуждают ислам за пределами санкционированных государством мечетей. Узбекское законодательство запрещает религиозным группам организовывать политические партии и общественные движения, а также обучать религиозным принципам в частных школах.

Вьетнам ввел ограничения на свободу вероисповедания различными способами. Особенно сильно они коснулись христиан. Правительство содержит под стражей нескольких узников веры, в том числе проповедников-мирян Ксор И Ду и Кпа И Ко. Сотни церквей в Северо-Западном нагорье по-прежнему ожидают регистрации от местных органов власти, а правительство не разрешило издание Библии на современном хмонгском языке, несмотря на обещания сделать это. Представители властей продолжают притеснять некоторые религиозные группы и отдельных их членов. В марте власти провинций Анзянг, Донгтхап, Виньлонг и Кантхо приказали установить слежку за незарегистрированными монахами хоа-хао. Полиция перекрывала дороги и притесняла последователей этой религии либо угрожала им. Один из последователей был жестоко избит. Кхмеры-протестанты сообщили о случаях притеснения, запугивания, а в некоторых ситуациях материального ущерба и избиений со стороны кхмеров-буддистов в некоторых районах провинции Тра Винх.

Заключение

Несмотря на свидетельства о нарушении свободы вероисповедания, содержащиеся в данном докладе, события 2011 года показывают, что перемены возможны. Есть все основания предполагать, что государства, которые защищают религиозные свободы и права человека на уровне конституции, законов, политических мер и практической деятельности, будет развиваться более динамично и стабильно. В докладе перечислены страны, в которых нетерпимость не одержала окончательную и полную победу. Например, в Турции вышел указ, способствующий возврату собственности, конфискованной в прошлом у религиозных общественных организаций. На Украине Всеукраинский Совет Церквей и религиозных организаций, включающий в себя 95 процентов религиозных объединений страны, обсудил с представителями властей меры законодательной защиты религиозных свобод, возможности выдачи виз сотрудникам иностранных религиозных миссий и процедуры легализации религиозных организаций на территории страны. Во Франции члены Ассоциации еврейско-мусульманской дружбы проехали по стране, рассказывая молодежи об исламе и иудаизме.

Соединенные Штаты Америки принимали активное участие в борьбе за религиозные свободы во всем мире. К примеру, должностные лица высшего уровня, включая президента Барака Обаму, выразили руководству Египта глубокую озабоченность США по поводу растущего насилия на религиозной почве и дискриминации коптов. В частности было сказано о том, что египетское правительство прилагает недостаточно усилий для привлечения к ответственности лиц, виновных в разжигании межрелигиозных конфликтов. Кроме того, Соединенные Штаты спонсировали реализацию на территории Египта программ, направленных на пропаганду религиозной терпимости и свободы вероисповедания.

С этой же целью сотрудники посольства США в Бирме* предлагали поддержку местным неправительственным организациям и религиозным лидерам, в том числе в форме небольших грантов и обучающих программ. За нарушение прав человека Соединенные Штаты ввели против этой страны широкий диапазон санкций. Они будут отменены в том случае, если местные власти проведут значительные реформы в данной сфере.

Должностные лица Госдепартамента и Министерства обороны, а также сотрудники посольства и консульств США в Ираке регулярно встречались с представителями всех религиозных и национальных общин этой страны, включая сообщества меньшинств. Финансируемая правительством США программа способствовала успешному межконфессиональному диалогу в районах религиозной напряженности, таких как Киркук. Помощник руководителя миссии по оказанию помощи возглавил работу посольства по налаживанию контактов с сообществами религиозных и этнических меньшинств.

Деятельность правительства Соединенных Штатов Америки по пропаганде свободы вероисповедания тесно переплетена с работой по обеспечению свободы самовыражения. Законы о богохульстве лишают людей голоса под предлогом «защиты религии». Они предают анафеме свободу вероисповедания, поскольку позволяют интерпретировать основополагающие верования одной религиозной группы как богохульные с точки зрения другой группы. На протяжении 12 лет Соединенные Штаты твердо противостояли попыткам Организации Исламского сотрудничества (OIC) ввести на уровне ООН запрет на так называемую диффамацию религии. На заседании Совета по правам человека при ООН в марте 2011 года OIC, Соединенным Штатам, Европейскому союзу и всем остальным членам Совета удалось достичь единой позиции по Резолюции 16/18 «Борьба с нетерпимостью, негативными стереотипами и стигматизацией, а также дискриминацией, подстрекательством к насилию и насилием на основе религии и убеждений». Осенью 2011 года аналогичная резолюция была единогласно принята Генеральной Ассамблеей ООН, что позволило Совету по правам человека перейти от сложных и сопряженных с разногласиями дискуссий о религиозной нетерпимости и свободе самовыражения к практическим действиям по защите прав человека.

В декабре этого же года в США прошло первое заседание экспертного совета, посвященного реализации принятой резолюции. Специалисты из 27 стран обсуждали эффективные правительственные стратегии, позволяющие привлечь к диалогу представителей религиозных меньшинств, повысить грамотность чиновников в религиозных и социокультурных вопросах, а также обеспечить соблюдение законов, направленных на предотвращение дискриминации на почве религиозных взглядов и убеждений.

Соединенные Штаты дают возможность выразить свою точку зрения всем участникам этого процесса. На заседании Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе выступили специальный посланник США по мониторингу и борьбе с антисемитизмом Ханна Розенталь и специальный представитель США по связям с мусульманскими сообществами Фара Анвар Пандит. Их выступления положили начало кампании «2011 часов против ненависти». Представители на время поменялись ролями: речь Ханны Розенталь была посвящена проблеме ненависти к мусульманам, а Фара Пандит высказалась против проявлений антисемитизма. Они закончили свои обращения такой мыслью: «Евреям не по силам в одиночку бороться с антисемитизмом. Мусульманам не по силам в одиночку бороться с исламофобией... Ненависть есть ненависть, но сообща мы в состоянии ее преодолеть».

Кампания «2011 часов против ненависти» призывает молодых людей посвятить часть своего времени людям из других сообществ. Так, еврей может помочь мусульманской благотворительной организации, мужчина – приюту для женщин, мусульманин – еврейской клинике, а христианин – бахаитскому пункту раздачи бесплатных продуктов питания. Эта кампания вызвала огромный интерес и привлекла массу добровольцев, готовых пожертвовать свое время на благотворительную деятельность. В результате она получила одобрение оргкомитета олимпийских и паралимпийских игр в Лондоне как одна из кампаний в поддержку толерантности в рамках Летних олимпийских игр 2012 года была названа теперь уже «2012 часов против ненависти».

Выступая в январе 2012 года по поводу празднования коптского Рождества, президент Обама отметил: «История постоянно напоминает нам, что свобода вероисповедания, защита людей независимо от их религиозной принадлежности и возможность соблюдения религиозных традиций по своему выбору – это неотъемлемые условия построения мирного, равноправного и процветающего общества». В настоящих докладах упоминаются страны, где люди живут, думают, молятся и высказывают свое мнение абсолютно свободно, и противоположные примеры, демонстрирующие, как власти отдельных государств ограничивают базовые свободы, нарушают права своих граждан, игнорируют международные соглашения и роняют репутацию собственных стран в глазах мирового сообщества.