DCSIMG
Skip Global Navigation to Main Content
Стенограммы

Госсекретарь Клинтон о Международной стратегии США по киберпространству

18 мая 2011 года

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕПАРТАМЕНТ США
Офис пресс-секретаря
16 мая 2011 года

ВЫСТУПЛЕНИЕ

государственного секретаря Хиллари Клинтон
по случаю обнародования администрацией Обамы
своей Международной стратегии по киберпространству

16 мая 2011 года
Белый дом
Вашингтон

ГОССЕКРЕТАРЬ КЛИНТОН: Большое спасибо. Как вы, наверно, уже поняли из вступительного слова Джона, мы очень рады тому, что этот день настал. Мы весьма довольны отличной работой, проделанной в масштабе всего нашего правительства, итогом которой стало обнародование Международной стратегии по киберпространству, и мы рассчитываем на сотрудничество с нашим частным сектором, с другими странами и с теми, кто разделяет цель, изложенную в новом документе. Данная стратегия реально стремится достичь цели, которая указана в самом ее начале, и сводится к тому, что Соединенные Штаты будут работать на международном уровне для продвижения открытой, совместимой, безопасной и надежной информационной и коммуникационной инфраструктуры, которая поддерживает международную торговлю и коммерцию, укрепляет международную безопасность и способствует свободному самовыражению и инновациям. Для достижения этой цели мы создадим и будем поддерживать среду, в которой действия государств, создание партнерств и верховенство права в киберпространстве будут основываться на нормах ответственного поведения.

Это политика во многом обобщает в себе то, к чему стремятся Соединенные Штаты. Многие из вас, представляющие правительства других стран, а также частный сектор, фонды или группы гражданского общества, разделяют нашу приверженность тому, чтобы интернет оставался открытым, безопасным и свободным, и не только для тех двух миллиардов человек, которые сейчас имеют к нему доступ, но и для миллиардов других людей, которые выйдут в онлайн в ближайшие годы.

То, что они смогут делать в киберпространстве, – открыто обмениваться идеями и мнениями, свободно выбирать объекты исследования, защищать себя от киберпреступников и заниматься профессиональной деятельностью или личными делами в интернете в условиях конфиденциальности и безопасности, – в значительной степени зависит от политики, которую мы примем все вместе.

Многие из вас знают, что Государственный департамент завоевал репутацию лидера в борьбе за свободу интернета, и я вижу здесь Алека Росса, который возглавляет наши усилия в этой области. Это важный аспект киберполитики. Но мы очень хорошо знаем, что число проблем увеличивается практически бесконечно, и мы должны разрабатывать, внедрять и координировать политику, направленную на решение всего спектра проблем киберпространства. Именно для этого и разработана Международная стратегия США по киберпространству. Потому что, как сказал Джон, она впервые собирает в один документ все отдельные элементы политики Соединенных Штатов в этой области на основе единого общеправительственного подхода.

В ней также впервые четко излагаются все принципы, которыми мы руководствуемся в нашей работе, – те, которые реализуются в нашей внешней политике, как, например, поддержка основных свобод, частью которых мы считаем свободу интернета, а также все другие аспекты этой политики, о которых расскажут мои коллеги. Мы стремимся решать на практическом уровне все сложные вопросы и проблемы, которые возникают в киберпространстве. И мы прекрасно понимаем, что все, что мы напишем сегодня, нам придется постоянно переписывать по мере возникновения новых вызовов и возможностей. Ибо если интернет дает людям новые способы осуществления своих политических прав, он также – как мы очень четко видели в последние месяцы – дает правительствам новые инструменты для подавления инакомыслия. И если интернет открывает людям новые экономические возможности на каждом уровне развития, он также предоставляет преступникам новые лазейки для кражи личных данных и интеллектуальной собственности. И если интернет дает возможность правительствам и людям более тесно сотрудничать через границы, он также создает новую почву для конфликта, когда государства или другие субъекты преднамеренно нарушают работу сетей, или когда террористы используют интернет для организации атак.

Таким образом, мы стремимся к максимальному задействованию огромного потенциала интернета для ускорения человеческого прогресса, одновременно совершенствуя наши методы реагирования и инструменты в борьбе с угрозами и в решении проблем и споров, которые являются частью киберпространства.

Описывая новую стратегию, я хочу четко сказать о том, чем она не является. Она не является набором предписаний, и это очень важный момент. Ибо нет универсального и прямого пути к созданию открытого, совместимого, безопасного и надежного киберпространства, к которому мы стремимся. Мы должны создать глобальный консенсус вокруг общего видения будущего киберпространства, чтобы убедиться в том, что оно способствует, а не препятствует социальным, экономическим и политическим устремлениям людей во всем мире. А этого можно добиться только с помощью терпеливой, настойчивой и творческой дипломатии.

Новая Стратегия определяет семь основных приоритетов политики, которые будут оставаться в центре наших дипломатических усилий в будущем. Среди них: во-первых, экономическое сотрудничество для поощрения инноваций и торговли с гарантией охраны интеллектуальной собственности; во-вторых, это кибербезопасность для защиты наших сетей и укрепления международной безопасности; в-третьих, правоохранительная деятельность для более эффективной борьбы с киберпреступностью, в том числе посредством укрепления международного законодательства, а в нужных случаях – и регулирования; затем военное сотрудничество, с тем чтобы наши альянсы лучше позволяли нам совместно противостоять киберугрозам, при одновременном обеспечении постоянной защиты наших военных сетей; далее, многостороннее управление интернетом, с тем чтобы сети работали так, как нужно; далее, привлечение новых партнеров путем оказания помощи всем странам в развитии собственной цифровой инфраструктуры и создании собственного потенциала по противостоянию киберугрозам; и последний, но очень важный для нас приоритет ‒ свобода интернета. Мы хотим совместными усилиями лучше защищать конфиденциальность и обеспечивать основные свободы самовыражения, собраний и объединений как в онлайне, так и в офлайне. Эти семь приоритетов совокупно формируют новый внешнеполитический императив, в русле которого Госдепартамент работает и будет продолжать играть ведущую роль.

В целях развития этих императивов мы пытаемся интегрировать вопросы киберпространства во все наши программы, от сотрудничества с другими странами в борьбе с преступными картелями до экономической дипломатии и защиты прав женщин и девочек во всем мире. Мы создали нашу внешнеполитическую повестку дня 21-го века по использованию новых технологий для достижения наших дипломатических целей и целей в области развития, и мы хотим продолжать двигаться вперед в этих вопросах вместе с партнерами, которых мы видим здесь перед нами. Мы выступаем спонсорами усилий по наращиванию потенциала во всем мире, призванных помочь большему числу стран играть более важную роль в интернете. И, как подчеркивает наш упор на свободу интернета, мы поддерживаем усилия активистов в области прав человека и демократии по обретению доступа к открытому интернету. Мы финансируем передовые программы, стремясь дать активистам инструменты и ноу-хау для эффективного и безопасного общения, чтобы они могли доносить до людей информацию, даже когда правительство пытается заставить их замолчать или лишает их доступа к интернету.

Для координации этих и других усилий мы создали Управление координатора по ​вопросам киберпространства. Опытнейший эксперт в этой области Крис Пейнтер перешел в Государственный департамент из аппарата Белого дома и Совета национальной безопасности, где он был одним из руководителей разработки стратегии, которую мы представляем сегодня. Офис Криса берет на себя ведущую роль в Государственном департаменте в работе с другими странами и партнерами в целях содействия этим широким целям.

На основе новой стратегии мы выходим на следующий этап нашего сотрудничества в киберпространстве, наблюдая, как различные страны корректируют свою политику и подходы. И мы пониманием, что уже не можем вести невзаимосвязанные, закрытые обсуждения, ибо хотя все больше стран начинают уделять внимание политике интернета и все больше граждан выходят в интернет, слишком часто международные дискуссии, которые мы ведем по проблематике киберпространства, трактуют каждую из проблем изолированно. Наши дипломаты совещаются со своими коллегами отдельно по киберпреступности, отдельно – по свободе интернета, и отдельно – по сетевой безопасности.

Мы не занимаемся решением этих проблем на международном уровне скоординированным, комплексным образом, но теперь мы будем это делать благодаря нашей новой стратегии. И мы действительно надеемся, что вы прочтете эту стратегию, что вы будете работать вместе с нами в ее осуществлении, рассмотрите и поймете наши принципы и наш подход, а затем присоединитесь к нам в их практической реализации. Мы видим, как киберпространство меняется буквально на глазах. Теперь мы должны воплотить в жизнь эти преобразования, и мы рады, что данная стратегия даст нам дорожную карту, по которой мы будем двигаться в будущем. Рассчитываю на сотрудничество с вами в ближайшие месяцы во имя воплощения этой стратегии в жизнь. А теперь я с большим удовольствием представляю слово моему коллеге, министру юстиции США Эрику Холдеру. (Аплодисменты.)