DCSIMG
Skip Global Navigation to Main Content
Стенограммы

Выступление помощника госсекретаря Роуз Геттемюллер по вопросам ядерного оружия в Военно-морской академии США

25 апреля 2011 года

Государственный департамент США
Выступление помощника госсекретаря Роуз Геттемюллер,
Бюро по вопросам проверки, соблюдения и выполнения соглашений
Аннаполис, штат Мэриленд
20 апреля 2011 года

(Подготовленный текст выступления)

Добрый вечер. Благодарю вас, уважаемые декан Майкл Холбиг и профессор Гейл Мэттокс, за то, что пригласили меня присоединиться к вам. Спасибо всем за то, что пришли, и за вашу самоотверженность и службу нашей стране.

Два года назад в Праге президент Обама рассказал о своем видении мира без ядерного оружия и признал необходимость создать условия для того, чтобы мир стал таким.

С тех пор Соединенные Штаты усердно работают по пражской повестке дня, которая включает в себя прекращение распространения ядерного оружия, сокращение ядерных арсеналов и обеспечение безопасности ядерных материалов. В апреле прошлого года мы предприняли три шага на пути к созданию условий для мира без ядерного оружия.

Первым шагом было издание Обзора ядерной политики, или NPR, который уменьшает роль ядерного оружия в нашей стратегии национальной безопасности и распространяет отрицательные гарантии безопасности на все неядерные государства, участвующие в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), которые выполняют свои обязательства по нераспространению ядерного оружия. В NPR подчеркнуто, что сегодня главной для нас ядерной угрозой является уже не крупномасштабный обмен ядерными ударами, а опасность того, что террористы могут приобрести ядерные материалы или ядерное оружие. Далее в NPR отмечается, что, хотя наш ядерный арсенал имеет малое непосредственное отношение к сдерживанию этой угрозы, согласованные действия Соединенных Штатов и России, а также всех государств, обладающих ядерным оружием, по дальнейшему сокращению своих арсеналов могут способствовать обретению всемирной поддержки в деле укрепления режима нераспространения ядерного оружия.

Вторым шагом было подписание Нового договора о СНВ с Россией, которое состоялось 8 апреля прошлого года в Праге.

И третьим шагом был проведенный 12-13 апреля в Вашингтоне президентом Обамой Саммит по ядерной безопасности, в ходе которого мировые лидеры из 47 стран достигли консенсуса в том, что ядерный терроризм является одной из наиболее опасных угроз международной безопасности, и присоединились к призыву США взять под охрану все уязвимые ядерные материалы в течение четырех лет.

Порученным мне шагом было согласование Нового договора о сокращении стратегических наступательных вооружений, или Нового договора о СНВ, с Россией. Это соглашение очень важно, поскольку Соединенные Штаты и Россия контролируют более 90 процентов мирового ядерного оружия. Новый договор о СНВ ответственным образом ограничивает число стратегических ядерных боеголовок и пусковых установок, развертываемых Соединенными Штатами и Россией, позволяя при этом Соединенным Штатам поддерживать эффективность своего арсенала ядерного сдерживания.

Когда Новый договор о СНВ будет полностью реализован, он приведет к наименьшему числу стратегических ядерных боеголовок, развернутых Соединенными Штатами и Российской Федерацией, с 1950-х годов – первого полного десятилетия ядерного века.

После напряженных и глубоких дебатов о ратификации в Сенате США в декабре прошлого года Новый договор о СНВ был утвержден Соединенными Штатами, а вскоре после этого соглашение утвердила и Российская Федерация. 5 февраля государственный секретарь Клинтон и министр иностранных дел Лавров обменялись документами о ратификации, в результате чего Договор вступил в силу.

Выполнение Договора идет полным ходом. Мы обменялись данными о наших стратегических ядерных объектах и силах. Эта информация создает основу базы данных Договора, которая будет постоянно обновляться сторонами посредством уведомительной процедуры и заново обмениваться каждые шесть месяцев на протяжении всего срока действия Договора. Соединенные Штаты провели показы своих тяжелых бомбардировщиков B-1B и B-2A, а Российская Федерация провела показ своей МКБР РС-24 и соответствующей передвижной пусковой установки. По состоянию на 6 апреля стороны могли начать проводить инспекции объектов, которые позволяют каждой стороне поддерживать присутствие на местах и проверять связанные с Договором объекты другой стороны. На прошлой неделе Соединенные Штаты начали свою первую инспекцию объектов в России.

Новый договор о СНВ готовит почву для дальнейших ограничений и сокращений ядерных вооружений. Когда президент Обама подписал Новый договор о СНВ, он заявил: “Соединенные Штаты намерены добиваться с Россией дополнительных и более широких сокращений наших стратегических и нестратегических ядерных вооружений, включая неразвернутое ядерное оружие”. Со своей стороны, Сенат США четко изложил свою глубокую заинтересованность в рассмотрении вопроса численного неравенства в нестратегических, или тактических, ядерных вооружениях между Соединенными Штатами и Россией.

В соответствии с повесткой дня президента по сокращению роли и количества ядерного оружия и призывом со стороны Сената к началу переговоров с Россией о тактическом ядерном оружии, мы интенсивно работаем в масштабах всего нашего правительства по этим вопросам, в то же время консультируясь с нашими союзниками по НАТО.

По поручению президента Министерство обороны проведет анализ стратегических сил с целью разработки вариантов потенциальных будущих сокращений нашего ядерного арсенала. Эта работа будет руководствоваться принципами, изложенными в NPR, включая укрепление средств сдерживания потенциальных региональных противников, стратегическую стабильность по отношению к России и гарантии безопасности наших союзников и партнеров.

В то же время НАТО проводит Обзор политики сдерживания и обороны (DDPR), чтобы определить, как воплотить новую Стратегическую концепцию НАТО, принятую на Саммите НАТО в Лиссабоне в 2010 году, в практические шаги, направленные на укрепление коллективной безопасности и обороны стран НАТО в этой развивающейся среде безопасности.

В декларации Лиссабонского саммита НАТО четко указывается, что альянс будет стремиться к созданию условий, необходимых для снижения роли и количества ядерного оружия, находящегося в распоряжении НАТО. В рамках этих усилий мы будем работать с НАТО над формированием подхода к снижению роли и количества американских нестратегических ядерных вооружений передового базирования в Европе, по мере того как Россия будет принимать ответные шаги по сокращению своих нестратегических ядерных вооружений и отводу их от границ НАТО.

В конце прошлой недели госсекретарь Клинтон присоединилась к своим коллегам по Совету министров иностранных дел НАТО в Берлине, где она обсуждала то, как проводимый в настоящее время Обзор политики сдерживания и обороны НАТО может быть использован для продвижения этих усилий, опираясь на пять принципов, которые она впервые изложила в Таллинне год назад. Эти принципы заключаются в следующем:

• Во-первых, мы должны признать, что пока существует ядерное оружие, НАТО будет оставаться ядерным альянсом;

• Во-вторых, разделение рисков и ответственности всеми участниками ядерного альянса является фундаментальным принципом;

• В-третьих, наша широкая цель заключается в дальнейшем уменьшении роли и количества ядерного оружия. Конечно, мы признаем, что со времени окончания “холодной войны” блок НАТО уже резко сократил свою опору на ядерное оружие;

• В-четвертых, союзники должны расширить средства сдерживания от целого ряда угроз 21-го века, в том числе путем создания системы территориальной противоракетной обороны, проведения подготовки и учений в рамках статьи 5 и разработки дополнительных планов действий в чрезвычайных ситуациях для противодействия новым угрозам альянсу;

• В-пятых, при осуществлении любых будущих сокращений наша цель должна заключаться в поиске соглашения с Россией по повышению транспарентности в отношении нестратегических ядерных вооружений в Европе, отводу этого оружия от территории стран-членов НАТО и включения нестратегических ядерных вооружений в следующий раунд американо-российских переговоров по контролю над вооружениями наряду со стратегическим и неразвернутым ядерным оружием.

С помощью DDPR НАТО определит адекватное сочетание возможностей, необходимых для предотвращения существующих и возникающих угроз альянсу и защиты от них. Сочетание возможностей будет включать в себя обычные и ядерные силы и средства противоракетной обороны.

В Берлине госсекретарь Клинтон подтвердила приверженность США рассмотрению вопроса неравенства в нестратегических вооружениях между Соединенными Штатами и Россией на следующих переговорах по контролю над вооружениями. В качестве первого шага Соединенные Штаты хотели бы увеличить прозрачность на взаимной основе с Россией, в том числе в отношении численности, расположения и типов нестратегических вооружений в Европе. Мы будем консультироваться с союзниками по НАТО по поводу таких ответных действий, которые могут быть приняты каждой из сторон, и пригласим Россию присоединиться к нам в разработке этой инициативы.

Соединенные Штаты также заинтересованы в проведении широкого обсуждения вопросов политики с Россией по вопросам стабильности, безопасности и укрепления доверия, которые могут помочь заложить основу для возможного дальнейшего сокращения ядерных вооружений.

Другой важной задачей в связи со следующими шагами является вопрос проверки. По мере уменьшения количества вооружений, по мере того как ограничениям и проверке подвергаются виды боевой техники все меньших размеров (например, боеголовки вместо средств доставки), задача проверки становится более сложной, а допуски на ошибку сокращаются. Когда мы думаем о мониторинге оружия на хранении или о ликвидации ядерного оружия, мы должны решать задачи проверки, которые не рассматривались ранее. Таким образом, обсуждая политические вопросы, связанные со следующим соглашением, мы должны также в равной степени сосредотачивать внимание на технических вопросах. Решение технических задач должно быть неразрывно связано с переговорами о будущих соглашениях.

Мы также стремимся к сотрудничеству с Россией в области противоракетной обороны. Такое сотрудничество может обеспечить России гарантии того, что наши системы ПРО не подорвут стратегической стабильности, но при этом расширят возможности обеих стран в области защиты от возникающих ракетных угроз.

Мы считаем, что транспарентность в военной сфере укрепляет доверие и закладывает основу для эффективного сотрудничества также и в других областях. По этой причине Соединенные Штаты и наши союзники по НАТО упорно работают с Россией и другими партнерами в поиске путей продвижения вперед в отношении Договора об обычных вооруженных силах в Европе с целью начала нового раунда переговоров по укреплению и модернизации системы контроля над обычными вооружениями в Европе 21-го века.

В согласованных сокращениях ядерных вооружений до настоящего времени преобладали двусторонние переговоры США и России. Однако по мере продвижения в направлении видения безопасного мира без ядерного оружия будет все более возрастать необходимость укрепления нашего сотрудничества по вопросам оружия массового уничтожения, представляющим интерес как для государств, владеющих ядерным оружием, так и для стран, не обладающих ядерным оружием.

По этим вопросам еще многое нужно сделать – и здесь свою роль предстоит сыграть вам.

На протяжении моей карьеры мне доводилось непосредственно работать с морскими офицерами, как состоящими на действительной службе так и вышедшими в отставку, и пользоваться их советами. В ходе переговоров по Новому договору о СНВ одним из членов нашей делегации был выпускник этой академии 2004 года. Он сыграл важную роль в этих переговорах и разработке базы данных Договора. Нам также оказались полезны знания и опыт некоторых выпускников более ранних лет, в том числе одного из моих сотрудников – выпускника Военно-морской академии 1973 года, который также участвовал в переговорах по Договору СНВ в 1991 году.

Вопросы контроля над вооружениями носят межведомственный характер, и к ним привлекаются сотрудники всех рангов, от старших политических советников до инспекторов объектов российских стратегических сил.

Я знаю, что это учебное заведение хорошо вас готовит к выполнению важной роли – независимо от того, какой путь вы изберете – в обеспечении национальной безопасности Соединенных Штатов. Я желаю вам всего наилучшего в вашей будущей деятельности.

Еще раз спасибо за приглашение выступить здесь сегодня.