DCSIMG
Skip Global Navigation to Main Content
Буклеты

Мечта живет, работа продолжается

25 июля 2013 года

Скачайте буклет по ссылке справа.

Эту речь мир до сих пор не может забыть. 28 августа 1963 года около 250 тыс. людей пришли к мемориалу Линкольна в Вашингтоне, чтобы послушать речь Мартина Лютера Кинга-младшего, которая на протяжении многих лет продолжает будоражить сердца людей.

В своей речи, получившей впоследствии название «У меня есть мечта», Кинг горячо поддержал требования активистов движения за гражданские права в США – равные права для всех граждан независимо от цвета их кожи.

Некоторые историки утверждают, что речь Кинга, произнесенная на одной из крупнейших демонстраций за гражданские права в истории США, стала одним из тех редких событий, которые изменили страну, проложив путь к преобразованию законодательства и жизни в Америке.

«Это был очень мирный день. На Национальном молле в центре Вашингтона – море лиц, не только черных, но и белых, – писала в 2005 году Дороти Хайт, почетный президент Национального совета негритянских женщин. Одна из организаторов марша, Хайт сидела на возвышении за трибуной Кинга. – Думаю, это был решающий момент не только в истории гражданских прав в США, но и во всей американской истории. Люди вновь обрели решимость в движении за равенство, свободу и расширение возможностей трудоустройства для цветных».

По словам Хайт, «подлинное значение марша и речи заключалось в том, что они изменили настроения в обществе. После марша праведный гнев против расовой дискриминации охватил широкие массы. А затем наступило время, преисполненное надежд и свершений. Вы могли это почувствовать».

Не прошло и года после марша, как президент Линдон Джонсон подписал Закон 1964 года о гражданских правах, который запретил дискриминацию в общественных местах, включая гостиницы и рестораны, а также дискриминацию при трудоустройстве. В следующем году был принят Закон об избирательных правах, обеспечивший афроамериканцам свободную реализацию права голоса.

В 1968 году Конгресс принял Закон о запрещении дискриминации в жилищной сфере, который положил конец дискриминации при покупке и аренде жилья. Этот закон был дополнен новыми правилами, в том числе позитивными мерами, направленными на преодоление остатков дискриминации.

Изменения в законодательстве казались некоторым американцам слишком резкими, и многим гражданам и сообществам США потребовалось время, чтобы привыкнуть. В ходе опроса, проводившегося в 1963 году журналом Newsweek, 74% белых заявили, что расовая интеграция «продвигается слишком быстро». Сегодня, когда настроения в обществе совершенно иные, подобная точка зрения кажется шокирующей. Так, в ходе опроса, который проводила в 2000 году газета New York Times, 93% белых ответили, что проголосовали бы за компетентного чернокожего кандидата в президенты. Более 60% поддержали межрасовые браки. А 80% указали, что им все равно, какие у них соседи – белые или чернокожие.

Мечта, о которой говорил Кинг во время Марша на Вашингтон, теперь является частью основного направления политики США. День рождения Кинга стал государственным праздником, в который американцы чтят его идеи и память. Его наследие увековечено в мемориале в столице США, который находится рядом с мемориалами, посвященными Аврааму Линкольну, Томасу Джефферсону и Франклину Делано Рузвельту.

Мечта Кинга о расовом равенстве и борьбе за справедливость вышла за пределы США. Он путешествовал по всему миру, провозглашая свое представление об «обществе, основанном на братской любви» и клеймя расизм как мировое зло. В 1964 году Кинг был награжден Нобелевской премией мира.

В 1967 году в своей книге «В каком направлении мы пойдем – к хаосу или сообществу?» Кинг отмечал: «Один из нравственных императивов нашего времени состоит в том, что мы призваны работать по всему миру с непоколебимой решимостью, чтобы искоренить последние пережитки расизма. Этот феномен не является сугубо американским. Его порочная природа не признает государственных границ».

Даже в день, когда Кинг произносил свою знаменитую речь «У меня есть мечта», обращаясь конкретно к американцам, он осознавал всемирное значение марша и его послания. «Поскольку с помощью телевидения это уникальное событие пересекло границы и океаны, – говорил он, – каждый, кто верит в способность человека к самосовершенствованию, на мгновение испытал вдохновение и уверенность в будущем человеческого рода».

Именно общечеловеческую значимость событий 28 августа 1963 года подчеркивает Хайт. «В какой бы точке мира я ни была за последние 40 лет, повсюду меня поражает, как много знают люди о движении за гражданские права и о докторе Кинге – часто в мельчайших подробностях. В тот день на нас смотрело все человечество, – говорит она. – Марш взволновал не только Америку, но и весь мир».